Частые позывы к дефекации у ребенка

Проблема хронических запоров в настоящее время является одной из актуальных в детской гастроэнтерологии. Лечение запоров представляет собой сложную задачу, которая требует от врача знания патофизиологии кишечника и особенностей детского возраста. У новорожденного ребенка, находящегося на грудном вскармливании, частота стула может совпадать с числом кормлений от 2 до 6 раз в сутки.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения проблем со здоровьем, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - начните с программы похудания. Это быстро, недорого и очень эффективно!


Узнать детали

Запоры у детей

Клиническая офтальмология. Медицинское обозрение. Одним из наиболее частых патологических состояний желудочно—кишечного тракта ЖКТ у детей разного возраста являются запоры. Однако истинную частоту запоров в детском возрасте установить невозможно, поскольку вследствие низкого уровня медицинской культуры части населения и недостаточности санитарной пропаганды обращаемость к врачам по этому поводу пока невысока [2].

В большинстве случаев первые жалобы на запоры появляются в возрасте 2—4 лет, однако сам патологический комплекс начинает формироваться значительно раньше. Не расценивая запоры у ребенка как заболевание, родители самостоятельно применяют клизмы, слабительные и обращаются к врачу уже при развитии тех или иных осложнений заболевания. Считается, что в физиологических условиях частота стула у детей на грудном вскармливании — от 1 до 6—7 раз в день, у детей до 3 лет — не менее 6 раз в неделю, старше 3 лет — не менее 3 раз в неделю.

При неполном, неэффективном опорожнении кишечника запор диагностируют даже при соответствующей возрасту частоте дефекаций. Редкая дефекация не считается патологией при условии полного опорожнения кишечника, обычной консистенции кала, отсутствии признаков хронической интоксикации и нутритивной недостаточности, рвоты и срыгиваний, других признаков заболевания, удовлетворительном физическом развитии и сохранном аппетите.

По этиологии все запоры можно разделить на две группы: функциональные и органические. Органические запоры обусловлены непосредственно структурной патологией кишечника. Такие запоры развиваются при врожденных аномалиях и пороках развития кишечника болезнь Гиршпрунга и другие формы нейрональной интестинальной дисплазии — дис— и гипоганглиоз; синдром Пайра; аномалии ротации и фиксации кишечника, идиопатический мегаколон и мегаректум; свищевые формы атрезии прямой кишки; изолированная гипертрофия внутреннего анального сфинктера, аномальная фиксация толстой кишки эмбриональными тяжами рис.

Хронические запоры могут наблюдаться также при муковисцидозе и целиакии. В большинстве случаев у одного пациента можно выявить комплекс предрасполагающих факторов рис. Однако наиболее сложными для коррекции и прогностически неблагоприятными являются запоры, развившиеся на фоне системной дисплазии соединительной ткани, то есть при наличии определенного анатомического субстрата. Именно у этих детей, по нашим наблюдениям, чаще формируется каломазание, запоры дебютируют постоянно недостаточным опорожнением кишечника при кажущейся ежедневной дефекации, что является причиной недооценки тяжести состояния ребенка не только со стороны родителей, но и курирующего его педиатра.

Основа патогенеза функционального запора — дисбаланс тормозящих и стимулирующих нейрогуморальных влияний на моторную функцию кишки, нарушение соотношения между пропульсивной и ретроградной моторикой при отсутствии видимых морфологических изменений кишки. Могут отмечаться уменьшение пропульсивной активности и замедление транзита по всей толстой кишке гипомоторные кологенные запоры или нарушение продвижения содержимого по ректосигмоидному отделу с нарушением функции изгнания проктогенные запоры.

В патогенезе проктогенных запоров определенная роль отводится повышению порога возбудимости рецепторов слизистой прямой кишки к наполнению, изменению резервуарной функции прямой кишки, спазму внутреннего анального сфинктера, дисфункции мышц тазового дна, утрате условного рефлекса на акт дефекации, вследствие чего нарушается эвакуация кишечного содержимого. У детей раннего возраста функциональные запоры по механизму чаще являются проктогенными, что обусловлено незрелостью нейроэндокринной регуляции координации на различных этапах акта дефекации.

В клинической практике у детей с функциональным запором чаще встречаются сочетания различных вариантов нарушения дефекации, в том числе кологенных и проктогенных дисфункций, при этом наиболее упорные запоры — проктогенного или смешанного характера.

В результате нарушения пассажа по ректосигмоидному отделу с постоянной задержкой каловых масс и их уплотнением происходит вторичное повышение порога чувствительности рецепторов прямой кишки к объему, что требует все большего накопления кала для возникновения позыва на дефекацию. С течением времени происходит дилатация толстой кишки с формированием вторичной мегаколон или мегадолихоколон рис. Когда сила давления каловых масс превышает удерживающую силу анального канала, развивается недержание каловых масс энкопрез, или анальная инконтиненция.

Усугубляют ситуацию возникновение вторичных нарушений микробиоценоза толстой кишки, травматизация слизистой оболочки прямой кишки при дефекации трещины анального канала , развитие реактивного воспаления слизистой оболочки проктит, проктосигмоидит , что приводит к болезненности дефекаций, провоцирующей дополнительную постоянную психогенную задержку стула. Постоянное затрудненное прохождение каловых масс по прямой кишке при проктогенных запорах может приводить к внедрению ее проксимального отдела в дистальный при дефекации внутренняя инвагинация прямой кишки , что также препятствует адекватному калоизгнанию [6,10].

Кроме того, происходит изменение функции фиксирующего аппарата толстой кишки с развитием ее патологической подвижности, что в еще большей степени нарушает пассаж, усугубляя имеющиеся моторные и дисбиотические нарушения. Формируются правосторонний колоностаз, дилатация правых отделов толстой кишки, включая слепую кишку и червеобразный отросток риск аппендицита , приводящая к относительной недостаточности баугиниевой заслонки рис.

Это сопровождается толсто—тонкокишечным цекоилеальным рефлюксом с развитием синдрома избыточного бактериального роста в тонкой кишке. По сути, изначально функциональные запоры превращаются в органические, что способствует формированию порочного круга и усугубляет моторно—эвакуаторные нарушения.

Снижение пропульсивной моторики часто генетически детерминировано или связано с микроструктурными аномалиями толстой кишки. Запор встречается в 6 раз чаще у монозиготных, чем у гетерозиготных близнецов.

У некоторых детей с замедленным кишечным транзитом обнаружено пониженное количество возбуждающих нервных волокон, содержащих субстанцию Р в циркулярных мышцах толстой кишки [14]. В этих ситуациях обычно верифицируют гипотонический запор на фоне дилатации толстой кишки, который наиболее сложен для лечения.

Снижение висцеральной чувствительности прямой кишки может быть нейрогенного генеза на фоне нарушений сегментарной иннервации поражение спинного мозга, диспластические изменения пояснично—крестцового отдела позвоночника. По данным И.

Комиссарова с соавт. Функциональное препятствие к эвакуации может быть связано со спазмом m. Однако чаще причиной задержки эвакуации является активная задержка стула ребенком, связанная у маленьких детей с отсутствием правильных навыков дефекации, болезненностью дефекации анальная трещина, воспаление, плотный стул , у более старших — с неудобными условиями осуществления дефекации или с недостатком времени [5]. Клинические проявления хронических запоров у детей чрезвычайно разнообразны.

С одной стороны, это могут быть только нарушения дефекации, с другой — целый комплекс кишечных и внекишечных проявлений. Выраженность и особенности клинических проявлений зависят от многих причин, в числе которых — возраст ребенка при дебюте симптоматики, длительность заболевания, причины и патогенез запоров у данного пациента, возраст больного, анатомические особенности толстой кишки, характер применявшейся терапии и др.

Проявления симптоматических вторичных запоров могут маскироваться комплексом клинических симптомов основной патологии. Боли могут локализоваться в любом отделе живота, но чаще — в гипогастрии, левой половине живота, правой подвздошной области или в проекции прямой кишки.

Иногда особенно при нарушениях фиксации или удлинении толстой кишки с формированием дополнительных петель характер и иррадиация болевого синдрома могут потребовать проведения дифференциальной диагностики с острой хирургической патологией острый аппендицит, желчная колика, острый панкреатит , с патологией сердечно—сосудистой системы кардиалгии.

В зависимости от типа запоров боли в животе могут иметь спастический характер, по типу колики чаще при гипермоторных кологенных запорах , или быть тупыми, распирающими, давящими дистензионные боли при гипокинетических запорах. Отличительной особенностью абдоминальных болей при запорах является связь с дефекацией чаще — облегчение, особенно при гипокинетическом типе , метеоризмом и флатуленцией, а также с приемом спазмолитиков или сорбентов, снижающих интенсивность болевого синдрома.

Кал может быть бобовидным, лентовидным, шнурообразным, зауженным на конце. При проктогенных запорах обычно плотными выглядят только первые порции, а последующие имеют нормальную или мягкую консистенцию. В некоторых случаях самостоятельный стул отсутствует. У больных в большинстве наблюдений отмечаются нарушения акта дефекации: дефекация малыми порциями несколько раз в день без ощущения полноты опорожнения кишечника, снижение позыва на дефекацию, затруднение акта дефекации, дополнительные потужные усилия, иногда — тенезмы.

Следует отметить, что редкое опорожнение кишечника до 3 раз в неделю при условии полноты его опорожнения может быть индивидуальной физиологической особенностью дефекации и не рассматривается как запор. Отмечается усиление вегетативной дисфункции, развитие ипохондрических, депрессивных состояний. У части детей снижается аппетит, появляются отрыжка воздухом, неприятный вкус во рту, налет на языке, тошнота, слабость, недомогание, снижение массы тела, субфебрильная температура проявления хронической каловой интоксикации.

Могут также наблюдаться различные изменения кожи, признаки полигиповитаминоза, анемия, задержка темпов физического развития. Как осложнения хронических запоров можно рассматривать нарушения акта мочеиспускания, энурез, формирование анальной инконтиненции, вторичное образование анальных трещин, что усугубляет имеющуюся симптоматику.

В связи с повышением внутрикишечного, в том числе интрадуоденального давления, формирования сочетанных моторных нарушений создаются условия для холестаза риск возникновения холелитиаза , снижения желудочной эвакуации, что проявляется симптомами гастроэзофагеального рефлюкса, также может наблюдаться синдром рецидивирующей рвоты.

Такой полиморфизм клинических проявлений часто затрудняет выделение хронических запоров как основного патогенетического звена имеющейся симптоматики и требует от врача тщательного анализа анамнестических и клинических данных, чтобы избежать лишних диагностических процедур. Целью диагностических мероприятий при запорах является исключение органической патологии, в том числе требующей хирургического лечения, а также уточнение провоцирующих моментов манифестации кишечной симптоматики и ее динамики в каждом конкретном случае.

Обязательный диагностический комплекс при запорах включает клинико—анамнестический и лабораторный скрининг, пальцевое ректальное исследование и ирригографию, которая может быть проведена отсроченно длительность наблюдения — около 1 мес. Прогностически неблагоприятным и подозрительным на органический генез патологии врожденные аномалии развития толстой кишки считают дебют запоров на фоне грудного вскармливания, их нарастание при введении прикорма и отсутствие эффекта послабляющих диетических мероприятий в последующем, а также отсутствие самостоятельного стула.

В комплексе дополнительных исследований проводят УЗИ органов брюшной полости, почек и малого таза, ректороманоскопию, фиброколоноскопию с биопсией из подслизистого слоя, гистохимическим определением активности ацетилхолинэстеразы при подозрении на дис— или аганглиоз, в том числе болезнь Гиршпрунга и гистологическим исследованием биоптатов, колодинамическое исследование, эндосонографию внутреннего анального сфинктера, сфинктерометрию, электромиографию, сцинтиколодефектографию, аноректальную манометрию и др.

При вероятности интестинальной ишемии для дифференциальной диагностики используют допплерографию чревного ствола и, по показаниям, ангиографию сосудов брюшной полости. При подозрении на нейрогенный генез запоров указание на травму позвоночника в анамнезе, признаки дисплазии пояснично—крестцового отдела позвоночника проводят консультацию невропатолога, рентгенографию пояснично—крестцового отдела позвоночника, по показаниям — магнитно—резонансную томографию этого отдела.

При необходимости психофизиологические запоры в комплекс обследования включают углубленное неврологическое и психологическое обследование ребенка с использованием специальных методик, консультацию психиатра и невропатолога.

Объем проводимой дифференциальной диагностики зависит от возраста пациента. Так, по данным Michigan State University College of Human Medicine, для детей 1—го года жизни спектр диагностируемой патологии в порядке убывания значимости включает: болезнь Гиршпрунга, пороки развития, неврологические заболевания, энцефалопатию, патологию спинного мозга, муковисцидоз, нарушения обмена веществ, отравление солями тяжелых металлов, побочные эффекты медикаментов; в старшей возрастной группе: функциональные запоры, болезнь Гиршпрунга, нарушения обмена веществ, муковисцидоз, глютеновую энтеропатию, травмы или пороки развития спинного мозга, нейрофиброматоз, отравление солями тяжелых металлов, побочные эффекты медикаментов, задержку развития, сексуальное насилие [11].

Основными принципами терапии функционального запора у детей являются комплексность и индивидуальный подход в зависимости от генеза запора, вида нарушения моторики толстой кишки и акта дефекации, наличия осложнений и характера сопутствующей патологии. Немедикаментозное лечение — основа терапии функционального запора. На начальном этапе при длительном анамнезе запоров и наличии выраженного колоностаза пальпируемые фекалиты по проекции восходящей кишки целесообразна предварительная очистка кишечника с помощью очистительной клизмы.

При вторичных запорах проводят терапию основной патологии. Режимные мероприятия. Педиатр должен сделать родителей своими союзниками и достичь комплаентности к терапии.

Необходимо проведение разъяснительных бесед с родителями о важности контроля за регулярностью дефекаций у ребенка и исключение условий для психогенной задержки стула. Необходимо выработать у ребенка привычку регулярно посещать туалет, поощрять продуктивное сидение в туалете.

Ребенку необходимо мягко напоминать о необходимости посетить туалет, не терпеть при появлении позыва, нельзя подгонять и ругать ребенка во время дефекации. Важно поощрять ребенка за успешную дефекацию, независимо от места ее проведения, особенно в случаях психофизиологических запоров, связанных с императивным воспитанием туалетных навыков.

Родителям также нужно разъяснять важность для ребенка соблюдения режима дня и питания. Целесообразно формировать позыв на дефекацию в одно и то же время, в зависимости от индивидуальных особенностей режима дня ребенка и семьи в целом. Параллельно с изложенными выше вариантами терапии проводится диетическая коррекция.

Необходимо употребление жидкости в достаточном объеме, в том числе свежевыжатых овощных и фруктовых соков, компотов, кваса, показан настой шиповника. Из рациона должны быть исключены продукты, обладающие вяжущим действием и тормозящие моторику сухари, сушки, блюда из риса, кисели, бананы, черника, айва, груша, гранат, какао, шоколад, кисели, слизистые отвары и др.

При гипермоторных запорах целесообразны термическая обработка продуктов с клетчаткой, исключение продуктов, вызывающих метеоризм бобовые, капуста, молоко. У детей грудного возраста, находящихся на искусственном вскармливании, эффективно использование смесей с загустителями, содержащих клейковину бобов рожкового дерева — камедь не рисовый крахмал! Если ребенок находится на грудном вскармливании, необходимо корригировать диету и объем употребляемой жидкости для матери и следить за регулярностью ее стула.

Целесообразно ввести фрукты яблоко , неосветленные соки и овощной прикорм в более ранние сроки, использовать пюре из чернослива, отвары из кураги при отсутствии пищевой непереносимости , при выборе каши — предпочтительнее гречневая и овсяная крупа. Дополнительно жидкость кипяченая вода, детские чаи с фенхелем ребенку необходимо давать с момента введения прикормов.

У детей первых 6 мес. Используют массаж и лечебную физкультуру, направленные на стимуляцию брюшных мышц и мышц спины. Массаж живота и спины, выкладывание на живот особенно важны при запорах у детей грудного возраста. Другие виды немедикаментозной терапии. К немедикаментозным методам терапии функционального запора относятся также все варианты психотерапии, различные комплексы физиотерапии, фитотерапия, иглорефлексотерапия, бальнеотерапия.

В частности, при гипокинетических запорах, гипотонии толстой кишки эффективно назначение электрофореза с препаратами из группы ингибиторов ацетилхолинэстеразы прозерин, убретид на живот, минеральных газированных вод высокой минерализации, массажа и курсов лечебной физкультуры, направленных на стимуляцию брюшных мышц и мышц спины и поясничной области.

При функциональной обструкции, диссинергии мышц тазового дна, анальной инконтиненции наибольший эффект дает так называемая биофидбэк—терапия — биологическая обратная связь. Данный вид лечения основан на формировании условного рефлекса взамен утерянного безусловного. Медикаментозное лечение. При неэффективности немедикаментозных методов терапии возможно назначение медикаментозных средств, в числе которых препараты пищевых волокон, разные группы слабительных, некоторые пребиотики, регуляторы моторики толстой кишки и некоторые дополнительные средства.

Препараты пищевых волокон. Пищевые волокна являются объемными гидрофильными слабительными агентами, требующими употребления значительного количества жидкости.

Частый стул без поноса

Раздражительность окружающих способна надолго испортить нам настроение. Но гораздо хуже, когда раздражается собственный кишечник и вместо слаженной работы выдает боль, нарушения стула и вздутие живота, настигающие в самые неожиданные моменты. Синдром раздраженного кишечника СРК — это комплекс устойчивых функциональных расстройств кишечника, проявляющихся болью в животе, ложными позывами к дефекации, диареей и запорами. Конечно, периодически все мы сталкиваемся с небольшими нарушениями работы желудочно-кишечного тракта, поэтому об СРК можно говорить, если дискомфорт наблюдается не менее двух-трех месяцев.

Запор у ребенка: при чем тут школа?

Научное название таких позывов — тенезмы. Проблема существенно отражается на жизнедеятельности человека и может временно его дезадаптировать. Помимо этого, тенезмы не могут существовать сами по себе, они являются лишь специфическим синдромом многих иногда опасных заболеваний желудочно-кишечного тракта. Использование современного диагностического оборудования позволяют врачам в короткий срок выяснить причину псевдопозывов и подобрать оптимальное лечение. Тенезмы прямой кишки обычно сопровождаются сильными режущими или тянущими болями в нижней части живота. Боль является спастической, то есть возникает и угасает приступообразно.

Ложные позывы к дефекации: почему появляются и как лечатся

Запоры у детей частая причина, вызывающая существенный дискомфорт у детей и беспокойство у родителей. Короткий эпизод запоров у детей встречается часто и обычно длится всего несколько дней. Правильная диета и достаточный объем жидкости — этого, в большинстве случаев, бывает достаточно. Однако, у некоторых детей развиваются хронические запоры постоянные и тяжелые. Регулярные загрязнения белья часто ошибочно принимаемые за понос могут означать, что у ребенка есть хронический запор. Относительно общепринятыми являются следующие утверждения и нормы:. Несмотря на приведенные среднестатистические показатели, ребенок на грудном вскармливании может не иметь стула 7 и даже 10 дней, и это может быть нормой. У детей на искусственном вскармливании вариабельность нормальной частоты стула еще выше.

Многие уверены, что с диагностикой запора все просто: если ребенок редко ходит в туалет — это и есть запор.

Памятка при запорах у детей.

Основные причины ложных позывов к дефекации тенезмы прямой кишки — патологические состояния, при которых возникают тщетные позывы к опорожнению кишечника. Этот симптом различных заболеваний довольно болезненный и не приводит к полноценному акту дефекации: он завершается выделением лишь незначительного количества кала. Тенезмы существенно жизнь человека — ограничивают свободу передвижений, заставляют вносить коррективы в планы на отдых. Ложные позывы к дефекации сопровождаются расстройством работы пищеварительной системы: повышенным газообразованием и нарушением перистальтики кишечника. Под действием провоцирующих факторов нарушается возбудимость вегетативной нервной системы, что становится причиной спазмов гладкомышечной мускулатуры кишечника.

Проктология от греч.

Чтобы избавиться от неприятного симптома, необходимо полноценное медицинское лечение. Частые позывы к дефекации, при которых не наблюдается жидкий стул, могут быть спровоцированы проктологическими заболеваниями или заболеваниями желудочно-кишечного тракта. Частый стул у взрослого характеризуется потребностью посещать туалет более двух раз за день. Существуют разные причины, из-за которых возникают частые позывы:. У некоторых пациентов могут возникать ложные позывы к дефекации. Такой симптом может сигнализировать о заболеваниях нервной системы, инфекционных заболеваниях кишечника, а также заболеваниях прямой кишки. У женщин может возникать при наличии проблем со стороны гинекологии.

Комментариев: 3

  1. djgjlz:

    При таком жёстком прессинге Врач просто боится давать назначения, применительные к конкретному больному. Вот и лечит согласно Приказам министерства. Эффекта нет, но и наказание не светит. Перед законом чист.

  2. Nathalie:

    И ЭТО ТАК ….ДАВНО ЗАМЕЧАЮ И У СЕБЯ И У ДРУГИХ….

  3. svetlana-lensh:

    А я всегда мою голову перед сном и ложусь спать с влажными волосами… Скорее всего поэтому и появились секущиеся кончики.. Я вообще мою голову 1раз в неделю… не понимаю- зачем их мыть чаще, а еще и утром и тратить столько времени на укладку…